anahitta_n (anahitta_n) wrote,
anahitta_n
anahitta_n

Альетт де Бодар. ЧАЙНЫЙ МАСТЕР И ДЕТЕКТИВ. Часть 6

Комната Хай Ан оказалась маленькой и почти нежилой. Неудивительно, если все голограммы и картины были связаны с ней и после её смерти их убрали или выключили. Лун Чау немного постояла на коленях, глядя на маленькую тесную кровать. В воздухе висел слабый аромат сандала и благовоний, разложенных перед статуей Куан Ам.
− Я пропустила начало разговора, − сказала Дочь Теней.
− Там было мало полезного, − ответила Лун Чау. − Однако мне интересно, как она вам показалась.
Раздраконенная посетительницей, но это и так понятно.
− Компетентная. Опытный лидер. А вам она как?
− Опытный лидер. − Лун Чау повторила эти слова, будто катая на кончике языка. Ей не понравилась бабушка Кюэ − это совершенно очевидно. − Да. Любит держать всё под контролем, не так ли?
− Это же вы умеете читать людей.
− Я? − Лун Чау покачала головой.
− Со мной вам это удалось довольно легко.
− Вы Разум.
− С Разумами это по-другому?
− Конечно, − ответила Лун Чау.
− Легче? − Она не хотела говорить, но что-то в Лун Чау провоцировало на вызов. Возможно, простое знание, что она получит честный ответ, даже если он ей не понравится.
− По-другому, − подтвердила Лун Чау. − Для меня легче, но мы обе знаем, что большинства людей это не касается. − И, после паузы, обозначившей смену темы: − Вы общаетесь с другими разумными кораблями.
− И с другими людьми, − резко ответила Дочь Теней.
− Вы поняли, о чём я. Я не очень общительна.
Ещё бы. Дочь Теней удержалась от очевидного комментария.
− Вы хотите знать, что она делала в глубоких пространствах.
− Да. Смотрите.
Лун Чау опустилась на колени, боты выползли у неё из рукавов. Один за другим они заняли места на кровати и в углах низкого столика. На долю мгновения она затаила дыхание. Всю комнату, от стен до потолка, залил красный свет новогодних фонарей. Она моргнула, и на стенах опять появились картины, а на столе миска с мандаринами и книги у кровати.
− Вот что она показывала посторонним посетителям.
Лун Чау опять моргнула, и книги слегка сместились. Рядом с мандаринами появился лист бумаги − жирные чернильные мазки, изображающие нечто вроде лап и клешней, больших крыльев, распростертых в вакууме.
− И сестринству.
− Вы взломали системы комнаты?
− Нет. Я сделала это, как только пришла. Просто показываю вам, что я тогда увидела.
− Хорошо, − сказала Дочь Теней. − Я поспрашиваю, но вы понимаете, я не знакома со всеми разумными кораблями в Поясе.
Она отправила Каплям-Камень-Точат запрос о Хай Ан.
− Мне нужен канал доступа, а не личное знакомство. Похоже, все её вещи остались здесь − книги, видео, мандарины. Ничего не указывает на то, что она собиралась в более-менее продолжительную поездку. − Стоя на коленях, она взяла книгу с верхней полки. − «Вечная любовь». Один из тех любовно-фантастических романов, которыми зачитываются в Поясе.
В её тоне сквозило пренебрежение.
− Я его читала, − резко сказала Дочь Теней. И многие другие книги, судя по заголовкам. Очевидно, у неё с Хай Ан схожие литературные вкусы.
У Лун Чау хватило такта смягчиться.
− Написано неплохо. В этой книге есть закладка. − По её руке прополз бот и уселся на кончике пальца. − И она читала роман последние несколько дней.
Датчики Дочери Теней уже некоторое время пытались привлечь внимание к чему-то, и наконец это получило приоритет. В дверях сзади. Обернувшись, Дочь Теней увидела девушку, которая привела их сюда. Туйет? Она стояла в узком дверном проеме и разинув рот пялилась на Лун Чау.
− Вы медиум, − сказала она.
Лицо Лун Чау не дрогнула.
− Я не разговариваю с духами. Или с мёртвыми. Разве только в очень узком смысле слова «разговаривать».
Не очень любезно. Подавив ругательство, Дочь Теней произнесла:
− Она была вашей подругой? Хай Ан?
Туйет прикусив губу раскачивалась взад-вперёд. Она была юной и худенькой. На вид едва достигшей возраста, когда можно вступать в сестринство.
− Она была не слишком общительной.
− Книги и игры, − кивнула Лун Чау. − Она была застенчивой, да? Неуверенной в себе?
− Бабушка Кюэ сказала... − Туйет замолчала и явно передумала говорить то, что собиралась. − Такое случается со многими из нас. Считаем себя одинокими и никому не нужными. − Она будто читала лекцию сама себе. − Вот почему мы в сестринстве.
У Дочери Теней были лишь смутные представления об обязанностях в сестринстве и о пользе для Лун Чау, которую, по мнению той, она могла принести. Капли-Камень-Точат в своей типичной манере сзывали все корабли помоложе и расспрашивали о Хай Ан или посылали проверять декларации. На первый взгляд, ничего необычного: Хай Ан, похоже, нигде не числилась среди пассажиров. Но её живую выбросили в глубокие пространства. Должна быть связь.
− Она не ладила с бабушкой Кюэ, да? − спросила Лун Чау.
Туйет явно насторожилась, но ничего не сказала.
− Она закрыла свои средства связи от сестринства, и на системах этой комнаты появилось довольно серьёзное шифрование. − Лун Чау махнула рукой, и на столе возникла шахматная доска с фигурами − партия была в разгаре. − Возможно, причина в обычных разногласиях, но ничего в её сообщениях через упомянутые средства связи на это не указывает. Скорее всего, она не хотела, чтобы бабушка Кюэ продолжала следить за ней.
− Она не шпионит за нами! − вспыхнула Туйет. − Вы просто не понимаете, каково это. Все семьи Внутренних станций хотели бы разорвать нас на части. Если ценой станет чуть меньше приватности...
Она покачала головой.
Дочь Теней подавила ругательство. Если Лун Чау всегда так обращается со свидетелями....
− Когда вы попали в сложную ситуацию, вам помогло только сестринство.
Туйет не ответила. С неопределимым выражением она смотрела на шахматную доску. У неё на запястье сидел бот, дрожа, будто ему не терпелось убежать в комнату.
− Я встречала таких раньше, − сказала Лун Чау. − Она правит. Она должна править, потому что разобщенность − это слабость, а сестринство не может позволить себе быть слабым.
Теперь Туйет дрожала.
− В ваших устах это звучит... грязно.
− Я не предлагаю моральных суждений. − Лун Чау взяла шахматную фигуру, рассмотрела её. − Хорошая партия, но соперник был гораздо слабее. Вы часто сюда приходили?
«Катастрофа» была слишком слабым словом для того, чем обернулся опрос. Дочь Теней, отбросив всякую деликатность, перешла в наступление:
− Вы сказали, что встречали раньше таких, как бабушка Кюэ. Во время восстания?
Лун Чау на вид слегка удивилась.
− Я не служила, если вы об этом.
Дочь Теней служила, но, конечно, у разумных кораблей нет выбора.
− Вы можете ответить на вопрос?
Лун Чау вздернула бровь.
− Когда-то я работала на человека, очень похожего на неё. − Она опять взглянула на Туйет, и её голос смягчился. − Сбежать из одной клетки в другую?
− Вы ничего не понимаете, − ответила Туйет. − Ей не всё равно. А моей семье было всё равно.
Она говорила с резким акцентом: с Внешних станций и не из того социального класса, представители которого часто сдают экзамены и выходят в люди.
Повисло долгое неловкое молчание. Наконец Лун Чау потянулась.
− Прошу прощения. Я не хотела вас уязвить.
− С чего вы взяли, что я уязвлена?
Дочь Теней отсортировала потоки. С более низким приоритетом: послать запрос о ком-нибудь возраста Лун Чау, работающего на семью Внутренней станции. И с более высоким: прочитать доклад, присланный Каплями-Камень-Точат.
За мгновение, пока Лун Чау поворачивалась к столу, Дочь Теней успела прочитать и осмыслить доклад старшего разумного корабля. Она подумывала сказать вслух, но решила, что тогда поступит не лучше Лун Чау. Поэтому передала доклад своей спутнице, позволив ей составить собственное мнение. Это по крайней мере ненадолго заткнет ей рот.
На это время Туйет нужно чем-то занять. Юная девушка, младенец по меркам разумных кораблей, она отводила глаза от Дочери Теней, ей не нравилось, когда чужие вторгаются в её личное пространство. Она прятала за колючестью глубокое беспокойство. Вину? Это не вина − Дочь Теней повидала предостаточно вины за годы восстания, предостаточно солдат, которые убивали или которых убивали.
Пора ткнуть пальцем в небо.
− Вы ведь знаете, как она умерла? Или думаете, что знаете.
Ответа не последовало.
− Скорбь-по-Четырем-Благородным, − сказала Дочь Теней. − Я не знала, что в вашем сестринстве состоит разумный корабль.
− У него интересное прошлое, − заметила Лун Чау, выбираясь из транса. − У разумного корабля.
− Вы уже прочитали доклад? − спросила Дочь Теней. Страницы за страницами данных, не самый дружественный к людям формат. − Он же...
− Объёмный. И трудный для восприятия. Знаю. Я быстро усваиваю. − Она натянуто улыбалась. Её движения стали стремительными, не осталось и следа от расслабленной томности, теперь это был тигр, напавший на след. − У вас ещё есть к ней вопросы?
− Я...
Лун Чау выпрямилась.
− Мы уходим.
− Не понимаю... − Другой поисковый запрос относительно семей Внутренних станций, выдал слишком много результатов. Даже если бы она знала дату рождения Лун Чау, он был бы бесполезным. Проклятье.
− Я уже говорила вам: я не строю догадок, − сказала Лун Чау. − Но я могу отследить закономерности, и мне не нравится то, что я здесь вижу.
− Но именно вы предложили поспрашивать разумные корабли!
− Да. − Лун Чау была слегка раздражена, словно ей пришлось тратить время на разъяснения пятилетнему ребенку. − Можете на минутку довериться мне? Я знаю, что делаю, но мне некогда объяснять.
Она снова взглянула на Туйет и, к удивлению Дочери Теней, остановилась рядом с девушкой и легонько положила руку ей на плечо.
− Будь осторожна, хорошо? С разумным кораблём.
Та посмотрела на Лун Чау как на сумасшедшую.
− Он не убийца.
Она держалась напряженно, и за ней маячило что-то ещё − чешуйки, грива, выступ. Тонкие линии показывали перепады температуры и давления, в рамках которых ей безопасно и комфортно. Её собственная тенекожа, её жизненная страховка.
− Я этого не говорила. − Лун Чау покачала головой и пошла прочь, словно дальнейшая беседа была несущественной.
Дочь Теней еще раз окинула взглядом маленькую комнату, остатки жизни Хай Ан. Тенекожа Туйет исчезла под одеждой, но остался намек на её присутствие − легкое затемнение на лице. Что задумала Лун Чау?
− Иду, − наконец сказала Дочь Теней, хотя не была уверена, что поступает правильно.

***

Выйдя из «Обители пресной жизни», Дочь Теней догнала Лун Чау.
− Вы вообще собираетесь объясниться?
Та раздражённо махнула рукой.
− Давайте найдём чайный дом. Полагаю, вы изготавливаете только смеси для глубоких пространств?
− Вы и без них накачаны препаратами, − ответила Дочь Теней.
Как Лун Чау удается так быстро взбесить?
− Не так уж и накачана, − ответила Лун Чау. − Отчасти в этом и дело.
В этот послеполуденный час чайный дом пустовал: люди откладывали основательный приём пищи и чаепитие до ужина в ресторанах. Лун Чау расслабленно откинулась в кресле, боты свисали с тыльной стороны её ладоней. Даже не глядя Дочь Теней знала, что иголки впились в кожу. К тому времени, как принесли заказ, к Лун Чау вернулась томность. Боты не исчезли, они поблескивали у неё на руках в мерцающем освещении чайного дома.
Они сидели в отдельной кабинке. На оверлее Разум станции создал стены, существенно приглушающие звуки. Дочери Теней было предложено выбрать музыку, но она отказалась: ничто не должно отвлекать.
− Скорбь-по-Четырем-Благородным, − произнесла Лун Чау. − Вы когда-нибудь слышали о церкви Блаженного Искупления?
− Нет. − Звучало как язык чужаков. − Церковь чужаков?
− Её создатели черпали вдохновение у чужаков. Сомневаюсь, что её основатели действительно верили в свою религию. − Лун Чау помедлила. − Они отправляли последователей в глубокие пространства − это было частью их служения. Поддерживали смирение.
В одиночестве, сокрушённые нереальностью, знающие, что здесь не действуют законы природы и что никакие действия и мысли не имеют значения, что время − это иллюзия, смерть или безумие − определенность. Дочери Теней там было плохо, а людям намного хуже. Она содрогнулась. Отпила чаю − даже если её нагревает сенсорная память, а обслуживает сеть чайного дома, всё равно вкус омыл рецепторы.
− Разумный корабль.
− Да. И скафандры для нереальности. Неважно, насколько иллюзорной может быть защита разумных кораблей, но они противостоят глубоком пространствам. Уберите их − и напуганные до глубины души люди падут ниц перед вами.
Следовало поискать, отправить в сеть запрос, что случилось. Но тогда пришлось бы смотреть изображения, видео, события.
− Вы употребили прошедшее время. Полагаю, что-то пошло не так, − медленно произнесла Дочь Теней. Если бы только её смеси действовали на неё саму, и не только в глубоких пространствах.
Лун Чау пристально смотрела на неё, а когда заговорила снова, слова были неторопливыми и взвешенными.
− Они оставили на некоторое время в глубоких пространствах десятилетнюю девочку. В наказание.
− Они... − У неё не было слов. Она-то разумный корабль. Она могла бы всё это вынести − пусть даже это неправда, пусть даже если от одной мысли о погружении в глубокие пространства она холодеет и съёживается. − Девочка...
− Она выжила, − сказала Лун Чау. − Возможно, не к счастью. Вам лучше меня знать, но глубокие пространства изменили биохимию её мозга.
Она казалась... рассерженной, не так, как перед тем трупом, а примерно так, как она вела себя с Туйет. Из-за возраста девочки?
− Это было давно. Вскоре после восстания. − Она покачала головой. − Я тогда не занималась расследованиями, но поднялась шумиха.
− Я... не следила за новостями, − произнесла Дочь Теней. Она была в доке, ремонтируясь и исцеляясь под присмотром армии докторов и фармацевтов, которые пичкали то одним, то другим бесполезным препаратом. Новости вроде этой возглавляли список вещей, которые ей не позволяли знать.
− Разумный корабль...
− Скорбь-по-Четырем-Благородным? Да. Разумеется, название поменяли. Он не такой дурак. Он зарабатывает на жизнь, перевозя пассажиров между станциями.
− И вы думаете, он убивает людей? Вы же сказали Туйет: «Я этого не говорила».
− Нет, − подтвердила Лун Чау. − С девочкой произошёл несчастный случай, и всех причастных разыскали. И посадили в тюрьму, изгнали или казнили. Неуравновешенному разумному кораблю не позволили бы продолжать возить пассажиров. И вообще продолжать быть.
Она задумчиво подобрала палочкой прозрачный пельмень с креветками. Боты на руках задвигались, но иголки не убрали. Наверное, она сейчас накачана под завязку. Более приятной её это не сделало.
Дочь Теней не могла даже притвориться, что ест.
− Его не посадили в тюрьму.
− Нет, − ответила Лун Чау. − Тем не менее, мы нашли его здесь спустя десяток лет, и он работает в похожей организации.
− Ничего общего...
− Вы знаете, о чём я. Община угнетённых, отчаянно жаждущих просветления и защиты.
− Вы их принижаете, − мягко сказала Дочь Теней. Ей доводилось слышать такую же риторику от семей Внутренних станций. На самом деле... Она опять послала запрос о семьях Внутренних станций и подправила его, добавив выражения, которые употребляла Лун Чау.
Вот оно.
Глава семьи Золотого Карпа Тран употреблял такие же выражения, и у него был похожий акцент. Дочь Теней опять сузила поисковые запросы до найма на работу кого-нибудь возраста Лун Чау этой конкретной семьёй и одновременно побывавшего под арестом.
− М-м-м. − Лун Чау доела пельмень и добавила себе рисового супа. − Они принижают себя сами. Скорбь-по-Четырем-Благородным регулярно запрашивает разрешение на вход в глубокие пространства. Я видела несколько записей в журнале: это всегда бабушка Кюэ, пара людей из её дома и кто-то с напуганным видом.
− Это всего лишь домыслы, − сказала Дочь Теней не так едко, как намеревалась. Её отвлекало собственное расследование, показывающее прогресс в потоке с высоким приоритетом. Пока что без результатов. Но до конца далеко: список людей, работавших на семью в то или иное время, был длинным.
− Нет. Анализ доказательств и схождение гипотез. Если хотите, называйте это домыслами. Вероятность моей правоты настолько высока. что я уверенно заявляю об этом.
− Это по-прежнему не объясняет, как Хай Ан очутилась в глубоких пространствах без скафандра нереальности.
Но остальное сходилось. Это объясняло, почему бабушка Кюэ и Туйет чувствовали себя виноватыми.
− Думаете, что-то пошло не так в процессе наказания?
− А вот это уже были бы домыслы, − сказала Лун Чау. − Не знаю. За тот вечер, когда Хай Ан взошла на борт, записей нет. Их кто-то стёр, но не озаботился вернуться назад и стереть все рейсы разумного корабля в глубокие пространства.
Она встряхнула руками. Боты отцепились от кистей и залезли обратно в рукава.
− Это может быть простой сбой, − заметила Дочь Теней. − Я смотрела записи. Скорбь-по-Четырем-Благородным в плохом состоянии. У сестринства нет денег на его обслуживание. Удивительно, что у кого-то хватает духу отправляться с ним в глубокие пространства.
− Вы лукавите, − возразила Лун Чау. − Критически важные функции и системы безопасности разумного корабля выходят из строя в последнюю очередь. Если он ещё способен двигаться и погружаться в глубокие пространства, то люди на нем не погибнут из-за системных сбоев.
Лукавите? Она произнесла это так же небрежно и оскорбительно, как и остальные комментарии.
− Я не лукавлю, − медленно ответила Дочь Теней. Её отвлекал поиск. − Хай Ан попала в сильное течение. Её в считанные мгновения могло унести из поля зрения разумного корабля. − Предупреждая поднятую руку Лун Чау, она заговорила быстрее: − Более новые корабли поймали бы её, если бы такое случилось. Но Скорбь-по-Четырем-Благородным стар, рефлексы у него медленнее.
− Я иду в порт, − заговорила Лун Чау. − Этот корабль совершает регулярные пассажирские рейсы, значит, так или иначе окажется там. Хочу на него взглянуть.
− Э-э. − Поиск завершился: единственный результат. Открыв связанные файлы, Дочь Теней уставилась на них.
− Если они путешествуют в глубокие пространства более-менее регулярно, следующий рейс будет довольно скоро, − сказала Лун Чау.
Занятая файлом, Дочь Теней слушала вполуха. Она намеревалась втихаря просмотреть контент и после обдумывания получить шанс противостоять Лун Чау, но то, что она увидела...
− Ким Оан, − вырвалось у неё.
Лун Чау вставала из-за стола, но теперь села обратно. Томность как ветром сдуло, осталось только острое, быстрое и ранящее лезвие.
− Что вы сказали?
− Тран Ти Ким Оан, − медленно повторила Дочь Теней − Вы были её учительницей, не так ли?
Лун Чау изменила внешность. Не очень основательная работа, но иной и не требовалось после того, как восстание столь многое перевернуло в Поясе Разбросанных Жемчужин, ну и, понятно, за семь лет человек меняется сам по себе.
− Это не ваше дело.
− Мне бы хотелось знать, что произошло, прежде чем подпускать вас к девушкам вроде Туйет, − неторопливо произнесла Дочь Теней.
Лун Чау пристально смотрела на неё, но молчала.
Бесследно исчезла шестнадцатилетняя девушка, которую тяготила жизнь в семье. Ходили мрачные предположения, что её просто продали в рабство или какому-нибудь любителю юных покладистых наложниц. На допрос в трибунал приводили всех домочадцев, родственников и слуг. Ничего существенного не выяснилось, девушка по-прежнему считалась пропавшей, все семь лет, и все понимали, что′ это означает на самом деле.
У Лун Чау дрожали руки. Боты опять вылезли, уселись на запястьях, но ничего не впрыскивали. Наконец она заговорила, очень просто:
− Трибунал меня допрашивал. Подробно. Я по-прежнему здесь. Не в тюрьме, не в изгнании, не казнена.
− Как и Скорбь-по-Четырем-Благородным?
− Туше.
− Расскажите.
− С чего бы?
− С того, что вы потащили меня с собой. С того, что вы как минимум задолжали мне правду.
С того, что она вскрыла Дочь Теней как гранат, надавила на старые раны так, что они начали кровоточить; препарировала её как труп в ангаре и ушла прочь, когда потеряла интерес.
− Я? − Лун Чау некоторое время изучала её. Дочь Теней не двигалась − циклически сменялись изображения её помятого корпуса, тёмные очертания двигателей, сады Лазурных Драконов спереди, которые выгравировали мама и давно умершая сестра.
Наконец Лун Чау встала из-за стола. Её руки больше не дрожали, движения стали медленными и осторожными. Не осталось и следа от сдерживаемой энергии, теперь просто гнев.
− Вы ошибаетесь. Я ничего не должна вам рассказывать. Как я уже говорила: дедукция, не домыслы.
− Я не вы!
− Несомненно. А теперь прошу прощения...
− Вы собираетесь просто так уйти?
Лун Чау даже не обернулась.
− Я расскажу им, − сказала Дочь Теней. − Дому.
И тут же замолчала − с чего бы им доверять ей больше, чем Лун Чау?
− Воля ваша, − ответила Лун Чау и вышла, не оглянувшись.

Продолжение следует...
Tags: Альетт де Бодар, Чайный мастер и детектив
Subscribe

Posts from This Journal “Чайный мастер и детектив” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments