anahitta_n (anahitta_n) wrote,
anahitta_n
anahitta_n

Альетт де Бодар. ЧАЙНЫЙ МАСТЕР И ДЕТЕКТИВ. Часть 5

Сложное обследование оператора ботов с Внешних станций было в разгаре, когда в офис заявилась Лун Чау.
− Нам нужно поговорить, − заявила она. − Когда будет удобно.
Дочь Теней демонстративно не сдвинулась с места.
− Не будет.
− Всё равно нужно поговорить.
Лун Чау прислонилась к стене с такой непринужденностью, словно она здесь хозяйка. На тыльной стороне её кистей висели боты − позолоченные и разукрашенные, словно драгоценности, иголки на кончиках их тел были почти не видны. Пока Дочь Теней смотрела, они убрались, оставив на тёмной коже Лун Чау жемчужинки крови.
− Тётушка... − Оператор ботов занервничал, и карта активности начала окрашиваться в стресс. Всё впустую.
− Пожалуйста, зайдите попозже, − попросила Дочь Теней. − Извините, у меня неотложное дело.
Когда тот ушёл, комната вернулась к нейтральной конфигурации: больше не офис, по вкусу хозяйки украшенный современными космическими пейзажами, статуями кораблей и ботов. Теперь это было серо-белое пространство, сияющее отполированным металлом, на каждой стене написан номер квартиры и название орбитальной станции. Единственным украшением были физические книжные полки, заставленные книгами, которые Лун Чау, без сомнения, не одобрит.
Лун Чау сорвала визит оператора ботов. Потраченное время − карту придется начинать заново. Потраченные деньги, потому что иглы ботов опять придется стерилизовать. Она не может позволить себе впустую тратить деньги. Или время.
− Если вам от меня что-то нужно, запишитесь на приём.
− Это ни к чему. И неуместно. Я пришла не за смесью. Но я заплачу за потраченное время. Не хочу лишать вас заработка. − Она помолчала. Её взгляд утратил беспечность и приобрел остроту копья. − Если только вы не сочтете это предложение оскорбительным.
− Не сочту, − ответила Дочь Теней не так резко, как намеревалась. Лун Чау платила щедро, но Бао права: если дела так пойдут и дальше, Дочь Теней не сможет в следующий раз заплатить за аренду. Похоже, Лун Чау поочередно переходит от вспышек исключительной предупредительности до полного пренебрежения чувствами других.
− Я не страдаю неоправданной гордыней.
Опять пауза, будто Лун Чау собиралась что-то сказать, но передумала.
− Хорошо. Я думала, вам будет интересно узнать новости, как только они у меня появятся. Не каждый день находишь труп.
Безусловно, не до такой степени, чтобы об этом беспокоиться. Дочь Теней ощутила легкий толчок в импланты: запрос на авторизованный доступ для обмена данными. Она колебалась − ей не нравилось разрешать доступ, поскольку она нередко забывала его отменять, − но все же приняла. Женский портрет − старомодный, акварельный, явно выполненный ботами. Мерцающие мазки краски слишком чистые, слишком правильные. Сходство не оставляло сомнений.
− Ваш труп?
− Наш. Фам Ти Хай Ан, − ответила Лун Чау. − Она занималась обслуживанием внутренних колец орбитальной станции Цветущий Абрикос Хо.
− Понятно, − сказала Дочь Теней. Но понятно не было. Любопытство все же перевесило. − Вы знаете, от чего она умерла.
− Нет. Я дружу с инспектором смертей: причину смерти никак не могут найти. Это означает, что если отбросить все прочие возможные причины, она была жива и здорова, когда попала в глубокие пространства. − Лун Чау подняла руку, словно пресекая возражения Дочери Теней. − От давления нереальности она бы через десять делений потеряла сознание и вскоре умерла бы − самое большее через сантидень. В глубоких пространствах тенекожа не защищает.
Старается не задеть чувства Дочери Теней? Или, что более вероятно, дает понять, что её нельзя перебивать.
− Хорошо, − сказала Дочь Теней. − Значит, несчастный случай.
Лун Чау улыбнулась.
− Я не знаю, что произошло. Но намерена выяснить.
− Не понимаю такой срочности.
− Иначе обгонит милиция.
− И? Наверняка это неплохо.
− Только если вы считаете суд и милицию компетентными. − Лун Чау точно так не считала. Впрочем, если её привлекут как подозреваемую... − Они всех арестуют и накачают препаратами в надежде найти виноватого. К тому времени как они закончат, не останется ни улик, ни готовности сотрудничать, на которые может опираться расследование.
Личный опыт? Наверное, судя по живости, с которой она говорит. Но, должно быть, она терпеть не может не знать ответов.
− Я не уверена...
− У нас есть день, в лучшем случае два, − сказала Лун Чау. − Обстоятельства необычны, и я кое-что нарыла: дело быстрее привлечет их внимание.
− Смотрите, я не знаю, какие у вас отношения с судом... − произнесла Дочь Теней, хотя была полна решимости в этом разобраться. − Но я не собираюсь ссориться с властями.
Лун Чау бросила озадаченный взгляд.
− Конечно нет. Мы раскроем всё задолго до того, как они вмешаются, если будем действовать достаточно быстро. В этом и весь смысл. − Потянувшись, она выпрямилась во весь рост. − Я отправляюсь на станцию Цветущий Абрикос Хо. Не хотите присоединиться?
− Надо понимать, вам нужен корабль?
Лун Чау пожала плечами. Очевидно, она об этом даже не задумывалась.
− Если вы не хотите, я могу взять шаттл.
В конечном счете Дочь Теней получит оплату. А деньги ей нужны. И... и ей хотелось знать, что произошло − как умерла Хай Ан и восторжествует ли для неё справедливость, пусть даже при посредничестве такой своенравной и высокомерной особы, как Лун Чау.
Дочь Теней могла с небольшим ущербом перенести две послеобеденные встречи и отправиться с Лун Чау хотя бы ненадолго.
− Не нужно, − сказала она. − Я лечу.

***

Лун Чау всё же взяла шаттл, потому что движение было слишком интенсивным и в ближайший би-час на Цветущем Абрикосе не ожидалось свободного дока. Дочь Теней спроецировала свой аватар прямо на станцию и потратила немного времени на знакомство с поступившими в продажу новыми видами ботов. В своей нынешней ситуации она только и могла себе позволить что смотреть и мечтать.
Она наконец предоставила Лун Чау привилегированный доступ. Это означало, что вызовы Лун Чау будут иметь приоритет и она сможет без труда устанавливать местонахождение Дочери Теней. Адрес, по которому направилась Лун Чау, оказался не частной квартирой, а большим, просторным помещением под вывеской «Дом пресной жизни».
− Монастырь? − поинтересовалась по прибытии Дочь Теней.
Лун Чау покачала головой коротко ответила:
− Сестринство. − Странное и редкое слово. − Вот. Боюсь, вы не сможете материализоваться внутри.
Это была карта лабиринта из коридоров и комнат с единственной точкой на месте назначения.
− Скажите мне кое-что, − произнесла Дочь Теней.
Лун Чау подняла бровь.
− Вас допрашивала милиция. Почему?
Лун Чау не шелохнулась.
− Вы разнюхивали.
− Вы то же делали в отношении меня.
Лун Чау покачала головой.
− Я вывела дедуктивным путем из доступной информации. Это не одно и то же.
− Почему? − упрямо спросила Дочь Теней.
− Попробуйте вывести логически, − ответила Лун Чау, заходя внутрь. Её тон ясно подразумевал: она не думает, что Дочери Теней это удастся.
Сама напросилась. Дочь Теней ей покажет.
Она последовала за Лун Чау. У неё была карта на датчиках, она могла двигаться быстрее, чем Лун Чау, и тем не менее едва поспевала за ней. Коридоры были голыми, без украшений, хотя то здесь, то там монотонность нарушали картины или видео. Через приоткрытую дверь она мельком видела женские лица − от юных до очень старых, но ни у одной не было характерной гладкости после омоложения. Лица худые, почти на грани, за которой начинается измождение от голода. Сестринство, сказала Лун Чау. Определенно, необычное заведение.
Когда она пришла, Лун Чау уже сидела за столом, скрестив ноги, и беседовала с пожилой женщиной. Дочь Теней воспользовалась короткой передышкой, чтобы посмотреть это место в сети, и успела немного ознакомится с окружением к тому времени, когда женщина встала.
− Это бабушка Кюэ, − сказала Лун Чау. − Моя помощница Дочь Теней.
Бабушка Кюэ выглядела так, будто съела какую-то кислятину, хотя, без сомнения, настроение ей испортила Лун Чау. Бабушка улыбнулась Дочери Теней.
− Я слышала о вас.
− Мне доводилось общаться с вашим домом.
Дочь Теней просмотрела свои записи: она снабжала живущих здесь женщин смесями − не теми, которые помогают пересекать глубокие пространства на разумных кораблях, а более дешёвыми, притупляющими чувства, чтобы не испытывать страха, балансируя на краю вакуума. Она запустила в самом быстром темпе запись встреч. Единственным, что она смутно вспомнила, были сгорбленные, изнуренные женщины, которые придавали большое значение своевременной оплате.
Бабушка Кюэ не была ни сгорбленной, ни изнуренной.
Комната оказалась маленькой, и публичный оверлей был перегружен предметами. В отличие от жилища Капель-Камень-Точат здесь было трудно определить, какие объекты материальны, а какие нет. На первый взгляд это были различные обломки: искореженный металл, подернутый маслянистой радужной плёнкой, изменённый и сдавленный глубокими пространствами. Какая-то научная коллекция диковин, за которую не дадут и гроша.
На видном месте на комоде стояла открытая деревянная коробка с доской для маджонга. Внутри неё виднелся узор отполированных костяшек из кости животных. Странный, ужасно старомодный выбор, но при этом ненавязчивое заявление, что не всё здесь дешёвое. Рядом лежала маленькая деревянная шкатулка с вырезанной на ней эмблемой чайного мастера безмятежности − Нгуена Ван Ан Тама, как сообщили Дочери Теней её датчики, младшего мастера орбитальной станции, который не пользовался известностью и брал за свои услуги не слишком много.
Это была... не то чтобы благородная нищета, но близко к ней.
Бабушка Кюэ поймала её взгляд.
− Я подбираю предметы после аварий в глубоких пространствах. Для милых вещичек, которые учёные выставляют на банкетах и в поэтических клубах, чтобы произвести впечатление на друзей, всегда есть рынок сбыта.
− Не слишком стабильная работа, − холодно заметила Дочь Теней.
− Лучше, чем работать по кабальному контракту на семьи.
На лице Лун Чау не дрогнул ни один мускул.
− Возможно.
− Вы странная парочка, − сказала бабушка Кюэ. − Не знаю, чем мы можем помочь. И должны ли помогать.
− Она была из вашей общины, − напомнила Лун Чау.
− Она умерла. − Бабушка Кюэ говорила не так, как ожидала Дочь Теней. Ни горя, ни удивления. Только гнев. Похоже, Лун Чау не обратила на это внимания или же просто не придала значения. − Нам не нужны проблемы.
− А правосудие? − выражение лица Лун Чау оставалось невозмутимым. − Я могу оповестить магистрат. Уверена, там очень заинтересуются.
− Если вообще озаботятся явиться. − Бабушка Кюэ выпрямилась на стуле. − Вы же знаете, как много мы значим для орбитальных поселений.
На столе стояли две чашки чая. Бабушка махнула рукой, и появилась бесплотная третья для Дочери Теней.
− На вас держится весь Пояс, − медленно произнесла Дочь Теней. Она поднесла к губам чашку, отпила, ощутив мягкий травяной вкус − воспоминание о первой встрече с Каплями-Камень-Точат и вспыхнувшими тогда искрами; о бесконечных беседах с семьёй ночами напролёт обо всём, от результатов экзаменов младших потомков до беременностей, рождений и смертей. − На вас и других здешних женщинах.
«Дом пресной жизни» − свободное сестринство прислуги, женщин, которые, как и покойная Хай Ан, обслуживали орбитальные станции и поддерживали на них чистоту. Они принесли клятву быть семьёй друг для друга.
− Мы стоим дёшево. Нас легко заменить. − Бабушка Кюэ улыбнулась. − Но если выступаем как одно целое, всё несколько меняется.
− Значит, у вас есть враги, − заметила Лун Чау.
− Хо и другие семьи Внутренних станций? − Бабушка Кюэ фыркнула. − Вы ошибаетесь.
− Разве?
Бабушка Кюэ поставила свою чашку на стол.
− Я уже спрашивала, почему вас это волнует.
− Люблю решать задачи.
− Задача? Хай Ан была человеком, − резко возразила бабушка Кюэ.
− Знаю. − Лицо Лун Чау оставалось невозмутимым. − Поэтому она вам небезразлична, но вы не хотите, чтобы я занималась расследованием. Интересно.
Она сказала это так, будто Хай Ан была сложной статьёй в какой-то летописи.
− Почему у неё была тенекожа? Это дорогая инвестиция, учитывая среднее жалованье прислуги.
− Она чистила орбитальные станции снаружи, − сказала бабушка Кюэ. − И да, это дорого, но тенекожа − это страхование жизни. Новые рабочие дешевле хороших скафандров или ползающих подушек, поэтому семьи не всегда заботятся о своевременном ремонте или экипировке. Если что-то из того, что они дают, сломается и ты выпадешь в вакуум, то обрадуешься тенекоже.
− Понимаю. − Лун Чау покачала головой. − В глубоких пространствах она её не защитила.
− Там ничего не поможет. − Поднявшись, бабушка Кюэ поставила чашку на стол. − Можете осмотреть её комнату. Сомневаюсь, что вы найдете что-то полезное, но...
В дверях появилась юная девушка.
− Туйет вам покажет.

Продолжение следует...
Tags: Альетт де Бодар, Чайный мастер и детектив
Subscribe

Posts from This Journal “Чайный мастер и детектив” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments